Звуковой язык быта

Звуковой язык быта, ту музыку, которую быт как будто сам из себя вырабатывает, многие специалисты в области музыкального искусства, во-первых, всерьез не принимают, а во-вторых, даже музыкой называть отказываются.

Насчет первого – напрасно, ибо с исторической точки зрения, не будь этих треньканий и мотивчиков, может, и никаких специалистов в области музыкального искусства тоже бы не было. А насчет второго – отчасти правильно: для самого непрезентабельного слоя буднично бытующих звучаний есть в русском языке специальное слово, хотя почему-то оно в новейший «Словарь русского языка» не попало. Но иногда стоит языку верить больше, чем словарям. Язык уже давно определил, что это все время звучит вокруг нас такое,- музычка. У нее даже исследователи есть; это смелые люди, но они подыскивают для своего материала какое-нибудь более солидное название, как того, впрочем, по праву требует жанр научного исследования. Я же сейчас не исследование пишу, а заметки – «дьявольская разница», как любил выражаться Пушкин.

Так вот по признаку отношения к тому, что я здесь совершенно ненаучно называю музычкой, композиторов можно разделить (разумеется, столь же ненаучно и отнюдь не исчерпывающим образом) примерно на пять категорий.

Первые просто отворачиваются от музычки и знать ее не хотят Вторые, напротив, на нее бросаются и, понимая, что мотив чики-то сами в уши лезут, на скорую руку лепят из них что-нибудь пригодное для немедленного сбыта, тем самым существенно пополняя музычку.

Третьих я бы назвал снобами навыворот. Их любовь к музыч-ке лучше всего характеризует старинное русское выражение «барина на капустку потянуло». Эти подадут вашему слуху музычку как

изысканный деликатес: вот, дескать, какой наив, какой примитив_

полюбуйтесь! Хорошо еще, если не добавят, что в этом-то истинная музыка и заключается.

Если первые презирают музычку откровенно, то вторые и третьи, как мне кажется,- в глубине души.

Четвертые относятся к музычке спокойно – без презрения и без восторга. Они вообще озабочены далекими от нее проблемами и обращаются к ней как к материалу лишь по мере надобности.