XX век

XX век

«…Содержание произведения находит свое выражение в композиции, то есть во внутренне организованной сумме необходимых в этом случае напряжений, — писал В. В. Кандинский и давал следующее определение: — Композиция — это внутренне целесообразное подчинение: 1) отдельных элементов и 2) построений (конструкций) конкретной живописной цели».

Кандинский, с одной стороны, уже был свободен в определении композиции от конкретики отдельных элементов и приемов и выражал композицию через структуру. В структуре как таковой, в организации структуры, в выявлении структуры заложены напряжения, и сюжет есть сумма этих напряжений — такой была его мысль, яркая, будто звук музыкального инструмента. Как теоретик, он, наверное, был прав, пытаясь очистить от лишних деталей определение, претендующее на охват явления в целом. Но Кандинский был художник, он не смог окончательно оторваться от профессии, отсюда в формулировке появляются «элементы» и «конструкция», то есть та самая конкретика, от которой он стремился уйти. Естественно, для художника важна конструкция, вся абстрактная живопись построена на конструкции, через конструкцию выражаются смыслообразы. А вот несколько высказываний Владимира Фаворского: «Одно из определений композиции будет следующее: стремление к композиционности в искусстве есть стремление цельно воспринимать, видеть и изображать    разно пространственное и разновременное.

 

XX век

 

Василий Кандинский. «Несколько кругов». 1926. Музей С. Гуггенхейма, Нью-Йорк

 

XX век

 

Владимир Фаворский

 

Если так определить понятие "композиция", то станет ясно, что она не есть придаток к изображению, не есть украшение, а есть основной момент изображения, по-разному проникающий в разные произведения, так как цельность может быть большая или меньшая, цельность может быть различного характера. Но отсюда не будет следовать, что такой композиционный рисунок не будет правильным и правдивым. Его правильность и правдивость не могут быть проверены только верностью относительно пространственных координат, так как необходимо принять во внимание и координату времени. Следовательно, тут возникает вопрос о цельном решении, о синтезе конфликта предмета с пространством, с движением и со временем…

Двигательную форму целостности мы можем назвать конструктивной формой, форму же зрительную — собственно композиционной формой. Приведение в произведении изобразительного материала к двигательной цельности будет конструкцией. Приведение к цельности зрительного образа будет композицией.   Крайней  формой конструктивного изображения будет кино- или фотомонтаж, где ритмическое движение аппарата может вылепить фигуру, может нарисовать пространство… Крайней формой композиционного решения будет станковая картина, в которой проблема конца покрывается проблемой центра, где мы время как бы завязываем узлом и где оно оценивается нами как прошлое и настоящее, прошлое, стоящее за спиной и окружающее нас, и настоящее — центр композиции, все объединяющий, в который мы углубляемся». Фаворскому, как и его предшественникам, была интересна целостность композиции, но проблему он осмыслял уже на качественно ином уровне. Он привнес в определение композиции понятия времени и конфликта объекта с пространственными и временными координатами, расширив тем самым понимание композиции и выведя ее из ограничительных рамок конструкции и отдельных художественных приемов в сферу философии. По мысли Фаворского, точность пространственных координат не является композицией. Сегодня это актуально для всех занимающихся фотографическим творчеством. Верные пространственные координаты задает объектив, поэтому очередная запечатленная фотографом аллея, уходящая вдаль, при всей точности пространственного рисунка еще (или уже) не пейзаж. Интересно, что Фаворский не дает фотографии ни единого шанса стать искусством. Он не пускает фотографию далее конструкции, а конструкция — это еще не композиция. Композиционное решение остается за станковой картиной, фотография же — не более чем механический прикладной навык.

Наконец, вот какое определение дает композиции Николай Волков: «Композиция произведения искусства всегда есть конструкция для понимания, конструкция для смысла…

Итак, композиция произведения искусства есть замкнутая структура с фиксированными элементами, связанная единством смысла».

Волков рассматривает композицию через конструкцию, которую надо понять, а затем осмыслить. Для того чтобы что-то понять, это «что-то» надо знать. Возьмем для примера табуретку. Если нам заранее известна форма этого предмета, мы понимаем, что видим табуретку. Ее форма существует в определенной конструкции. Конструкция помогает понять, что это табуретка. Но — по Волкову — конструкция также позволяет узнать некий смысл, заложенный в предмете. На табуретке можно сидеть, на нее можно встать, в конце концов, на табуретке можно поесть, табуреткой можно разбить голову недругу, но это функции объекта. Смысл глубже. Чтобы приблизиться к смыслу через конструкцию, важно увидеть фактуру табуретки и положение ее в пространстве, взаимоотношение с другими объектами, цвет и то, как падает свет, точку зрения художника на это произведение столярного искусства.

Второе определение еще глубже формализует понятие композиции, выводя композицию на уровень структуры, причем замкнутой. Можно представить, что речь идет об абсолютной завершенности, о некой вещи в себе.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
FotoStar-Pro - все  профессионально и качественно..