Выцветший шатер

Никому не стремясь навязать свое мнение, скажу, что за лучшую формулировку одной из высоких и всеобъемлющих задач искусства почитаю блоковскую, данную в том стихотворении, где дроги везут по слякоти выцветший шатер, а в нем трясется Арлекин бледнее Пьеро, Коломбина прячет в угол пестрые лохмотья и весь этот бродячий театрик, или «мой полинялый балаган», как выражается поэт, получает такое благословение:

Заметьте: поэт говорит в с е м, не различая посвященных и профанов.

Думаю, поэт знает, что говорит.

И если лучшим из упоминавшихся здесь фильмов Георгия Данелия и Эльдара Рязанова удается приблизиться к воздействию, описанному Блоком (а опыт наблюдения за залом способен убедить, что да, удается), то – не в первую, конечно, но и далеко

не в последнюю очередь – потому, что с экрана звучит живущая в этих фильмах музыка Андрея Петрова.

Так вот, в-третьих и в-последних, я хотел сказать, что киномузыка этого композитора – со всем своим набором ходячих интонаций, со всей своей прикладной природой и незаметностью в фильме, со всем своим мастерством, проникновенностью и подлинным артистизмом, лаконичной меткостью и острой характерностью звучащих образов – есть настоящее искусство в самом простом, старом и честном смысле этого слова.

Вот о чем, собственно, шла речь.