Внутренняя гармония и искренность деревенской жизни

О чем же все-таки этот фильм? В чем его смысл? Только ли в том, что в душе молодого крестьянина психологический конфликт, вызванный противопоставлением сельской чистоты и патриархальности искушениям города, закончился поражением города? Что внутренняя гармония и искренность деревенской жизни содержательнее бесконтрольной и пустой городской? В этом случае все было бы очень просто и не очень верно. Дело сложнее. Коджо – один из тех молодых крестьян, покинувших свои деревни в поисках работы и лучшей жизни, для которых город оказался совсем не таким, каким казался им в воображении. Цивилизация предстала перед ними своей иллюзорной стороной: красивыми витринами, цветными обложками журналов, шикарными автомобилями, неоном, ковбойскими фильмами. Они не могут найти в городе соответствие между образным миром их воспоминаний о родных джунглях и тем жалким пародийным миром иллюзий, который единственно доступен им в городе. Оторванный от мира привычных представлений, не приспособленный к другому образу жизни, человек начинает чувствовать себя несчастным.

Коджо встретился в городе с совершенно иным образом жизни и мышления, познал горечь разлуки, одиночество, чувство беззащитности и оторванности от родных мест. Он утратил здесь душевное спокойствие, образ мыслей, привязанность к природе, в которых черпал поддержку. Но его возвращение не просто возвращение «блудного сына». Вернувшись вместе со своей невестой в деревню, Коджо возвращается в лоно прежней веры и традиций уже другим, обогащенным городским опытом, много повидавшим. Он возвращается, чтобы начать новую жизнь.

В этом и заключается смысл фильма. Абиканлу отвергает своим произведением как реакционные обе крайние точки зрения: забыть традиции или, наоборот, не признавать ничего, кроме них. Языком кино режиссер призывает выявлять и изучать эти традиции, приспосабливая их к нуждам и требованиям современной жизни, дать им возможность развиваться, вывести их из состояния оцепенения.