Вечная тема искусства в африканском кино

Какой, казалось бы, наивный сюжет. Но… он почти повторяется в игровой короткометражке заирцев Матондо Каманка и Куами Мамбузинга «Девушка из Киншасы» (1972), где рассказывается история молодого человека, получившего после смерти отца небольшое наследство и промотавшего его со знакомой девицей. И в фильме Махама Траоре «Дьеге-Би» («Женщина», 1971), показывающем женщин, заставляющих мужчин влезать в долги и воровать. Можно еще привести аналогичные примеры, заставляющие, в конце концов, верить, что за этими наивными сюжетами скрываются вполне жизненные факты и что эти фильмы играют свою роль в нравственной жизни народа, осуждая скверные традиции, определяющие отношения между полами, стремление проматывать собственные деньги и расхищать государственные, хотя акцент здесь делается не на экономический и социальный, а, скорее, на нравственный, психологический аспект проблемы.

Однако несравненно более значительными представляются фильмы о кастовых предрассудках, мешающих счастью влюбленных, не позволяющих им соединить свои судьбы. Этой теме, например, посвящена картина режиссера из Верхней Вольты Джима Мамаду Колла «Кровь отверженных» (1972). Юноша и девушка познакомились еще в школе и решили пожениться. Но родители невесты не дали благословения на брак: девушка не может выйти замуж за представителя низшей касты. Не помогли ни уговоры, ни угрозы. Причем против их брака в фильме восстают те самые люди, которым не нравится расизм и колониализм, которые клеймят позором политику расовой сегрегации в Южной Африке, а в своем быту придерживаются таких же, в сущности, реакционных взглядов. Фильм кончается трагедией: молодые люди кончают жизнь самоубийством. История запретной любви рассказана Джимом Мамаду Колла с необыкновенной искренностью.