Совсем пропащий

Кто чего автор? Полагаю, что порой сами авторы этого не знают.

В сценарии фильма «Гараж» фигурировал трубач, по ходу действия играющий на своем инструменте. По предложению Петрова Рязанов заменил трубача тромбонистом. В одном телеинтервью композитор объяснил, что играющие трубачи уже примелькались на экране и к тому же массивный тромбон в руках не слишком рослого актера добавит облику персонажа комичности. Позже мы увидим, что замена эта внесла в фильм нечто более важное, а пока заметим: композитор озабочен тем, что входит в прямую компетенцию режиссера,- зрительным рядом фильма.

Один из лучших эпизодов фильма «Совсем пропащий» – танец Гека. Вечером на прибрежном песке, озаряемом огнями идущего по реке парохода, под рвущиеся с палубы звуки лихого регтайма Гек отплясывает свой одинокий танец. Мальчишка едва успел вырваться из оков – из благопристойной духоты дома вдовы Дуглас и из-под кошмарной опеки папаши-алкоголика, и теперь, опьяненный свободой, он, сунув трубку в зубы, самозабвенно выламывается в пляске, демонстрируя поистине ковбойскую раскованность и независимость вольного бытия взрослого мужчины; но выверты его мальчишески гибкого тела пластичны, певучи, как певуч летящий с палубы голос скрипки, выламывающейся в джазовых синкопах.

Петров полагает, что музыка тут ни при чем: «Если бы Гек танцевал не под мою музыку, то его танец все равно был бы таким, каким я его сейчас вижу, а не другим. В движениях Гека уже заложен острый ритм, и не только ритм, но и характер».

Но ведь музыка танца была написана по просьбе Данелия (для него такие просьбы характерны) еще до съемок эпизода. И мог ли режиссер, ставя танец Гека, не сообразовываться с ее ритмом и характером, с ее тембрами?