Скафандры инопланетян

Да, носитель представленного в этих строках сознания встречал где-то имя Питера Пэна, но он забыл, что это персонаж детских пьес и книг  английского писателя Джеймса Барри, и спутал сказочного нестареющего мальчика с вполне реальным небезызвестным охотником до сенсаций Эрихом фон Даникеном (многие его знают по нашумевшему фильму «Воспоминания о будущем»). Да, наш герой что-то слышал про фрески Тассили, но то ли забыл, то ли не знает, что нашел их серьезный исследователь Анри Лот, а Даникен лишь поспешил принять некие окружности за  скафандры инопланетян. Легко представить, что наш герой слышал что-то и о вполне научных и даже очень строго научных теориях, подтверждающих туманные пророчества древних мистиков; он, может, даже сам читал этого, знаменитого… Впрочем, кого, где и когда – вряд ли помнит. Ну и попадалась ему на каких-то академических страницах солидная фамилия Ольдерогге, но вот о чем

на самом деле пишет (или писал?) этот ученый, это уж, увольте, некогда… Да и кстати: как это будет по-русски – роги или рога?

(С Вами, уважаемый читатель, конечно, ничего подобного произойти не может? Могу Вам позавидовать: со мной иногда бывает, и даже, чтобы написать предыдущий абзац, мне пришлось заглянуть в словари и навести несколько справок у своих эрудированных друзей – спасибо им за это.)

А теперь, если так можно выразиться, прислушаемся внимательно к бегу А. П. Бузыкина и поймем, что если наш герой и запевает в кадре старую русскую песню на слова крестьянского поэта Ивана Сурикова «Что стоишь качаясь, тонкая рябина», то лишь от растерянности: потому что дочка с мужем, наплевав на родителей, улетает внезапно куда-то то ли за деньгами, то ли «за туманом и за запахом тайги» и, демонстрируя свою привязанность к отчему дому, требует от отца с матерью напеть (здесь же! немедленно!) на магнитофон какую-нибудь песню.