Шок узнавания

«Шок узнавания» – так определил один из исследователей кино основной эффект воздействия движущегося на экране изображения на зал. Зрители первых кинолент были потрясены ничем

не примечательными эпизодами: прибытием поезда на станцию или купанием на пляже. Потрясение рождалось жизнеподобием  экрана. В наши дни достоверность экранного киноизображения сама по себе никого не потрясает, к ней привыкли, но, перестав быть «шоком», узнавание осталось основой поэтики кинематографа, и различные эксперименты по деформации зрительных образов на экране, обогатив эту поэтику, не разрушили пока ее основы.

Быть  узнаваемым – условие,  которое  кинематограф  ставит  почти всем средствам, включаемым в арсенал воздействия на аудиторию, в том числе и музыке. Потому можно сказать, что кино в известной мере обрекает композитора на вторичность: большинству фильмов нужна музыка, приветствуемая слухом зрителей как знакомая.

Сказанное в первую очередь относится к фильмам, озабоченным достоверным воспроизведением быта. Требовать здесь от композитора оригинальной музыки все равно что требовать от художника фильма оригинальных костюмов для персонажей. Персонажам нужны костюмы, какие носили или носят люди такого-то типа в такое-то время, а экранному быту нужна музыка, предельно похожая на ту, что звучала.или звучит в соответствующую эпоху в соответствующей среде, прежде всего музыка бытовых жанров.

Сколь ни удалено было бы музыкальное мышление композитора от тривиальности, при обращении к бытовому жанру оно попадает под гнет необходимых для жанра шаблонов.