Секреты композиторского мастерства

 Именно перед ним мелодия выразительно останавливается.  Но гармония уже направилась в до минор, и все опять начинается сня чала:

Обе темы – робко-порывистая и беззаботно-кружащаяся – оказываются сцепленными в неостановимом круговороте вальса senza fine.

Не буду напоминать сейчас, насколько это соответствует характеру героя фильма и ситуациям, возникающим на экране. Подчеркну лишь, что в киномузыке Петрова, на первый взгляд построенной предельно просто, при анализе обнаруживается достаточно сложная, тонкая и весьма целесообразная организованность самых разных элементов звучания, что я, собственно, и пытался показать в этой главе.

С помощью анализа можно увидеть, как сделана музыка, и показать некоторые секреты композиторского мастерства. Но вряд ли анализ способен раскрыть тайну обаяния музыки, анализ может лишь приблизить к пониманию каких-то частей этой тайны.

Думается, что часть тайны того обаяния, каким несомненно обладает киномузыка Андрея Петрова для очень широких кругов слушателей, заключается в умении композитора, следуя требованиям экрана, так переплести зачастую простейшие и многократно применявшиеся звучания, чтобы не только наивный, но и достаточно изощренный слух мог обрадоваться встрече с ними. Для непритязательного слуха, возможно, дело ограничится лишь «радостью узнаванья»; взыскательный же слух способен услышать в новом соположении знакомых ритмов, гармоний, мелодических оборотов новый звучащий образ и испытать радость удивления перед свежестью того, что казалось увядшим, или перед гармоничным слиянием того, что казалось несочетаемым.