Самая злая экранная сатира на африканскую буржуазию

«Мы присутствуем при рождении африканской буржуазии, еще более роскошной и процветающей, чем колониальная буржуазия,  заявил, беседуя об этом фильме, Сембен.

Нравственная чистота и наивность Дьенга сталкиваются с капиталистической моралью его же соплеменников. Свое поражение Ибрагим Дьенг воспринимает не с отчаянием, а, скорее, с безразличием. Он просто задумывается над всем тем удивительным и новым, что ему довелось увидеть и услышать в эти дни. Можно лишь надеяться на то, что пройдет время и Дьенг, поняв механику буржуазного государства, убедится в необходимости союза всех угнетенных для строительства справедливого общества. К борьбе и призывает его в финале фильма почтальон, приносивший Дьенгу извещение о переводе и спокойно заявляющий: «Мы изменим все эти порядки».

Самая злая экранная сатира на африканскую буржуазию – превосходный фильм Сембена «Хала» (1975), поставленный им по своему одноименному роману. Действие начинается со сцены провозглашения независимости в неназванной африканской стране. Ликует народ, а в особняке некоей компании происходит смена власти: выбрасываются мраморные белые бюсты, из глубоких кресел, окружающих огромный стол, встают и уходят белые. Их место занимают черные, наследующие вместе с креслами, увесистые портфели – символ власти. В портфелях пачки зеленовато-серых банкнот. Правила игры не меняются: черные переняли привычки, жесты, условности, манеру держаться и разговаривать, присущие белым колонизаторам. Когда правление компании заканчивает первое заседание, белые служащие раскатывают перед ними красную ковровую дорожку, белые шоферы открывают двери лимузинов, а на заднем сидении скромно усаживаются белые «советники». Гиперболическое начало сразу определяет атмосферу фильма и выявляет жанр: памфлет на власть имущих.