Разные люди на одном эскалаторе

Как уже напоминалось, именно с эскалатора метро в 1963 году прощался со зрителями фильма «Я шагаю по Москве» Коля, юноша призывного возраста. И едва ли не на том же самом эскалаторе появлялся в 1979 году в начальных эпизодах другого данелиевского фильма («Осенний марафон») переводчик А. П. Бузыкин, про которого Брагинский и Рязанов сказали бы, что ему – увы! – за сорок, но – ура! – еще нет пятидесяти.

Неизвестно, насколько изменился за это время эскалатор, но с героями фильмов, в которых звучит музыка Петрова, произошли существенные перемены, и не только возрастные.

Как ни странно, день, прожитый на экране Колей, обнаруживает нечто общее с двумя-тремя днями, прожитыми в другом фильме Бузыкиным. Обоим не удается выспаться, потому что оба они нужны другим людям и безотказно выполняют все просьбы, навеки или требования родных, друзей, соседей, а то и просто пер „ЫХ встречных. Только у Коли это как-то очень здорово получалось: всем становилось хорошо от его вмешательства и у него самого настроение было превосходное. Вот он и запевал на эскалаторе всем нам памятную песню со знаменательными словами рожденными тем молодым – и для героев, и для авторов фильма – временем: «Бывает все на свете хорошо…»

Иное дело А. П. Бузыкин. В самоотверженности он не уступит {Соле, но вот беда: так устроена его жизнь, что, как ни старайся он быть хорошим для всех – и для жены, и для любимой женщины, и для соседа-алкоголика, и для не в меру бодрого зарубежного коллеги,- он, во-первых, ничего не успевает, а во-вторых, все на него обижаются и на душе у него – хуже некуда. Лишь только ступит он на эскалатор, как мы поймем: этот не запоет.

Впрочем, однажды все-таки запоет, но лучше б ему этого не делать. А пару раз даже станцует, но об этом позже.