Проблема смешанных браков в Африке

Собственно говоря, с этой дилеммы африканское кино и началось. Еще учась в Парижском киноинституте, П. Вьера поставил дипломную работу, которая идет на экране пять минут и называется «Это было четыре года назад» (1955). Африканский студент в Париже, сидя в своей комнате за рабочим столом, включает радио. Слышится знакомая мелодия-та самая, под которую он танцевал четыре года назад, когда уезжал учиться в Европу. Подчиняясь ее ритму,, он встает и исполняет два па, но в это время раздается стук в дверь: подружка-европейка пришла звать его на курсы по классической западной музыке. Мысленно он уже там, в Африке, но… нет времени предаваться воспоминаниям.

В полнометражном фильме сенегальца Тьере Coy «Выбор» (1974) главный персонаж офицер французской армии, сенегалец по происхождению, женатый на европейской женщине. В час провозглашения независимости перед ним встает вопрос: остаться в рядах французской армии или перейти в вооруженные силы своей страны. Ему нужно выбирать между родиной и Францией, где живет его жена. Дело в фильме не сводится к проблеме смешанных браков или выбора для тех, кто служил в бывшей колониальной армии. Речь идет о проблеме выбора, вставшей перед каждым образованным африканцем, между двумя формами мышления, двумя культурами, между пассивным приятием готового материального комфорта и активной преобразующей деятельностью на родине, между Африкой и Европой.

В фильме Дезире Экаре «Для нас двоих, Франс» (1970) иронично рассказывается о той категории африканских студентов в Париже, которые пытаются приобщиться к западному образу жизни. Африканская девушка едет в Париж, чтобы уберечь своего жениха от соблазна белых женщин. Но, едва приехав, она принимается копировать француженок, их манеры, одежду, образ жизни. Постепенно она теряет все, что в ней было африканского, не становясь француженкой. Другого персонажа зовут Тарзан. Он полностью акклиматизировался, одет как джентльмен, ходит в шляпе и с тростью, женат на француженке по имени Франс (Франция, отсюда и название картины). Несмотря на свою «белую» маску, Тарзан часто слышит в себе незаглушенный зов Африки, которую символизирует его любовница-африканка. В шутливой форме Экаре говорит о вещах серьезных: об интеллигентах, оказавшихся между двумя стульями – двумя цивилизациями.