Проблема голода

Для маленького мира, возникающего в фильмах Данелия и Рязанова, проблема голода не актуальна, но от высоких материй этот мир и впрямь далек. Герои фильмов не совершают немеркнущих подвигов, не делают эпохальных научных открытий, не создают гениальных художественных произведений. Они ходят на службу и в магазины, лечат зубы, залезают в долги, выигрывают по облигациям, иногда убегают от Госавтоинспекции, а иногда сами сажают себя в камеру предварительного заключения; глотают списки исключенных из кооператива, превращаются из уродов в красавцев, часто невпопад врут и невпопад говорят правду; если и играют Шекспира, то на самодеятельной сцене, а если уж прыгают в воду, спасая тонущего, то делают это крайне неуклюже и потом долго хлюпают носом.

Стремления облагодетельствовать непременно все человечество за героями фильмов как-то не замечается: те из них, кто хочет делать добро, думают о благе своих ближних – семьи или детского Дома, который их вырастил, товарищей по работе или первых встречных на улице. Между прочим, самые симпатичные из персонажей весьма добросовестно относятся к выполнению профессиональных обязанностей, и исполняли бы их охотнее и эффективнее, не будь тех обстоятельств, которые и дают пищу для сатирической фантазии авторов картин.

Сказанного достаточно, чтобы подчеркнуть: во-первых, маленький мир – едва ли не вечный предмет комедии – представлен кинолентами Данелия и Рязанова не в строго реалистическом изображении, а в гротескно-комедийном преломлении, играющем порой то сказочно-мифологическими, то мелодраматическими оттенками; во-вторых,- и это особенно важно – интонация киноповествования о нем далека от того резко высмеивающего, пренебрежительного тона, каким говорила о маленьком мире наша сатира в 1920 – 30-е годы (романы Ильфа и Петрова – один из самых показательных примеров).