Посторонние занятия в рабочее время

Легко догадаться, что не только высмеять посторонние занятия в рабочее время намеревается фильм, но и отчасти пожалеть этих женщин, которым до работы – Минимум час в «пиковом» транспорте, где никакая косметика не

удержится, а красивыми им надо быть и на работе – они ведь женщины. Только, не будь музыки, может, и не так легко было бы об этом догадаться. И не в фокстроте дело, который вызванивает гитара под озорство ударных, а в скрипках, что вдруг начинают петь над основной мелодией. В их пении любой слух заметит какое-то сжимающее сердце восклицание, а профессиональный слух еще отметит, что этой интонации примерно столько же лет, сколько музыке Нового времени, и что еще в добаховской теории музыкальной риторики мотив этот имел ученое название по-латыни (saltus duriusculus), и что в баховских «Страстях», бетховенских инструментальных речитативах, оперных ариях Верди или Чайковского, в чьих угодно романсах мотив этот приберегался для самых патетических кульминаций, но вот так, запросто, над фокстротом гитар и пересмешками ударных ему еще, кажется, звучать не приходилось:

Для таких эпизодов и бережет киномузыка Петрова скрипки, и не зря бережет, потому что герои фильмов, где она звучит, делают не только все те обыденности и нелепицы, что перечислялись выше, но еще и обязательно любят кого-нибудь, счастливо или несчастливо, но любят, или в самом худшем случае их кто-нибудь любит. Смешно суетясь и порой вовсе не забавно страдая, они хотят счастья, не обязательно с большой буквы, а пусть скромного, невзрачного, растрепанного, хотя бы на двоих…