Первое столкновение композитора с Данелия

(И кстати, из-за скрипок произошло первое столкновение композитора с Данелия, который скрипок почему-то не любит…)

…вешалки в прихожих, телевизоры в комнатах и холодильники в кухнях коммунальных и отдельных квартир (последних от фильма к фильму все больше), кофе в чашечках, салаты в глубоких мисках, бутылки с кефиром на подоконниках…

Вы спросите, при чем тут скрипки? Вот Данелия как раз и считал, что скрипки тут совершенно ни при чем.

Длинным перечислением я хотел наметить хотя бы контуры того, что непременно присутствует в фильмах с музыкой Петрова и о чем точно писал кинокритик: «Среда обитания, взятая зорко и лирично… становится сверхкомплектным героем всех фильмов Рязанова». Другие страницы книги В. П. Демина о Рязанове позволяют мне думать, что автор ее не будет возражать, если я распространю процитированное положение и на фильмы Данелия.

Об этой «среде обитания» (раньше ее попросту называли бытом), о ее исключительно важной роли в картинах Данелия и Рязанова, об авторском отношении к ней, о способах ее показа на экране обстоятельно писалось в кинокритике, и я постараюсь по возможности не повторять уже сказанное, а обратить внимание на то, что обычно ускользает от внимания киноведов,- на музыку, связанную с представленным на экране бытом современного города.

Говоря в такой связи о музыке, приходится спустить это искусство с высокого пьедестала, возведенного для него эпохой романтизма: между трамваями и скрипками – «дистанции огромного размера».

В одном стихотворении Сергея Наровчатова, прославляющем силу музыки, есть такие строки: