Первая фраза периода

Дело, главным образом, в том, что вместо почти обязательного для бытового романса повторения последней строки четверостишия романс Петрова повторяет первую, чего никогда не делает бытовой романс (зато делает блюз!). Более того: пропевание первой строки текста образует вступление к периоду – вещь совершенно небывалая в бытовом романсе, который знает лишь инструментальные, а не вокальные вступления. Стихи обычно начинают звучать лишь в первой фразе периода, у Петрова же период начинается с повтора первой строки, уже пропетой во вступлении:

Как видно из примера, первая фраза периода, образуя каданс, маскирует тем самым начало двухчастной формы, на каждую из частей которой приходится по четверостишию. Примечательно, что это единственный совершенный каданс в форме, где каждый период разомкнут: первый завершается несовершенным кадансом, второй же половинным, после чего снова звучит вокализированное вступление. По принципу переменности функций оно теперь воспринимается как кода отзвучавшей двухчастной формы и как вступление к ее повторению. Повторение же с циклической неизбежностью приводит к очередному проведению вступления, после чего в принципе романс можно было бы вновь пропеть с третьего такта и повторять senza fine. Перед нами весьма нетрафаретная, разомкнутая в каждом своем разделе рондообразная форма, где роль рефрена играет вступление.