Передовая африканская интеллигенция

Бросив все дела, бежит к знахарям. Старый колдун бросает на поднос какие-то камешки и ракушки и, что-то бормоча, откровенно смеется над пациентом, неожиданно вернувшимся к древней вере. Чуть не корчась от смеха, знахарь дает какие-то эликсиры, амулеты и клык носорога, которые Эль-Хаджа должен нацепить на шею, идя к ложу молодой супруги. Комический эффект, создаваемый контрастом между «цивилизованным» обликом, одеждой, прической этого офранцузившегося африканца и экзотическими ритуалами, давным-давно чуждыми ему, поистине необыкновенный.

Эль-Хаджа – фарсовая фигура. Он отрезан от корней подлинно национальной культуры. Когда он ищет в ней спасения, то просто смешон, ибо не умеет ни носить африканскую одежду, ни говорить, как следует, на родном языке. Старые условности пришли в столкновение с новыми, но эти последние – победили. Национализм Эль-Хаджи ложный. Найдет ли в себе силы эта новая буржуазия вернуться к истокам подлинной культуры? Вот вопрос, который ставит У. Сембен.

Передовая африканская интеллигенция отвергает крайние позиции: то есть либо полный отказ от Запада и его технических навыков, либо полное восприятие европейской цивилизации во всей ее совокупности, и задается вопросом о возможности оригинального синтеза. Новая Африка хочет найти верные соотношения нового и традиционного, древнего и современного, соединить «мифы и тотемы» своих ценностей с культурой Запада. Традиция – не застывшая категория, это преемственность в развитии знаний, начиная с незапамятных времен. Традиция- это непрекращающаяся эволюция, постоянное обновление через цепи поколений. Сегодняшняя африканская культура, вступившая в новую стадию развития, хочет опираться на традиции прошлого так, чтобы они не оказались тормозом на пути прогресса. А это означает необходимость пересмотра культуры, начиная с ее истоков.