Ограниченность периода

Беда в том, что в XX веке различить их порой очень трудно. Об -этом говорят все те исследователи современного искусства, кто всерьез и неповерхностно соприкасались в научной работе с проблемами массовой культуры. Из отечественной литературы по этому вопросу, с которой мне удалось познакомиться, наиболее сильное впечатление произвела на меня книга Н. М. Зоркой «На рубеже столетий: у истоков массового искусства в России 1900- 1910 годов». Несмотря на ограниченность периода, привлекшего внимание исследователя, общая концепция и выводы книги представляются мне ценными для понимания процессов, протекавших и позже – вплоть до наших дней. Потому позвольте привести обширную выписку: «Не так легко, как это кажется на первый взгляд, определить рубеж между художеством и паралитературой, истиной и китчем… Само деление видов и жанров искусства на высокие и низкие весьма условно, исторически изменчиво, а в обстоятельствах XX века еще и архаично… Ранее, когда границы между ними были официально освящены и канонизированы с помощью целого свода нормативных правил, работать в высоком жанре можно было, лишь овладев хотя бы сложным профессиональным мастерством. В наш век взаимопроникновения жанров, разрушения нормативных академических правил и всеобщей демократизации искусства даже эта преграда перед высоким отпала. Симфоническая музыка, эпическая поэма, сатирический памфлет порой вмещают в себя пошлейшую халтуру, так же как джаз, эстрада, не говоря уже о цирке, обладают своей высокой классикой. Что же тогда может служить принципом критерия, основой градации? Осознают ли современники иерархию художественного качества?.. И вообще,- что есть «художественное качество»? Все эти вопросы тоже еще никак не решены и смутны».