Обязанности суфлера

На своей незримой сцене музыка Петрова берет иногда на себя и обязанности суфлера: чуть опережая действие, она как будто напоминает персонажам о необходимой реакции, жесте или даже реплике. В том же «Берегись автомобиля» роскошный продавец радиотоваров предлагает блатному покупателю взять не импортный магнитофон, а отечественный; в это время за кадром в весьма западной манере свингует саксофон, словно подсказывая ответную реплику: «Отечественный не подойдет!»

Это, конечно, мелочи, но их много, и они помогают музыке Петрова играть в фильмах ту из ее многочисленных ролей, какая представляется мне едва ли не самой важной.

Данелия однажды сказал о своем стремлении выразить музыкой в фильме «то, что не удается выразить в сценарии и показать на экране». Режиссеру виднее, но мне кажется, что музыка Петрова не столько сообщает зрителю что-то, чего в принципе не было бы в тексте или в изображении, сколько выявляет (фотограф сказал бы – проявляет) нечто содержащееся в них скрыто, неявно, подспудно. Обращаясь к слуху зрителя, она делает явственно слышимым то зыбкое и неуловимое, что принято называть интонацией фильма; пунктиром своих появлений на звуковой дорожке она прочерчивает драматургические линии, скрытые в глубине киноповествования; характерностью своих звучаний она акцентирует неповерхностные черты в образах героев и уточняет авторское к ним отношение; она делает внятными те смысловые оттенки киновысказывания, на которые экранное изображение и речь способны лишь намекнуть.