Нарушения квадратности

Ни сами структуры, ни их объединение в рамках песенной двухчастной формы никак не назовешь стереотипными. И это вовсе не исключение. Например, в вокальных номерах фильма «Жестокий романс» встречаются структуры 4 + 3+5+3 («Романс о романсе») и 2,5+2+2,5+2 или 2,5+2+2+2 («А напоследок я скажу»).

Нарушения квадратности – испытанный многими композиторами   способ  избежать  шаблонности,   навязываемой  бытовыми жанрами. Примечательно, однако, что в киномузыке Петрова не-квадратность не становится отсраняющим жанр «сдвигом», но, напротив, специфическим образом уточняет его бытовую природу. Прислушиваясь к тому, где и как происходят у Петрова отклонения от квадратности или симметричности, замечаешь: они фиксируют характерную особенность бытового музицирования – чрезмерно вольное rubato. Отсюда, кстати, появление полутактов и по-луторатактов, отмеченных в нотной записи переменой метра: перед нами либо выписанные ферматы, которые мог бы сделать певец-любитель,  желающий  подчеркнуть чувствительность интонации или выразительность отдельного слова, либо  (см. «Под лаской плюшевого пледа» и «А напоследок я скажу» из «Жестокого романса») характерное для эмоционального любительского пения «забегание вперед» – вступление с очередной фразой на полтакта раньше.

В силу этого грим неквадратности в музыке Петрова почти незаметен (как и подобает гриму) и не мешает быстрому запоминанию и легкому воспроизведению песен и романсов непрофессиональными певцами, в частности киноактерами.

То, что различного рода гримы накладываются в киномузыке Петрова отнюдь не густыми слоями, удобно показать на примере двух не раз упоминавшихся маршей – из «Вокзала для двоих» и из «Жестокого романса».