Морализаторское направление африканского кино

Когда сын учителя отправляется в город, надеясь устроиться там на работу, он берет с собой трех лучших учеников, в том числе Нжангаана. Берет для того, чтобы они кормили его: пока он ищет работу, они собирают для него подаяние. Развязка наступает неожиданно: спасаясь во время облавы от полиции, Нжангаан бежит через улицу и попадает под машину. Толпа горожан, обсудив происшествие и поохав, расходится по домам. А учитель едет в деревню, не торопясь принимает угощения Моду Мара и с важным видом сообщает ему, что Нжангаана забрал к себе бог и нужно молиться за спасение его души. Неграмотный крестьянин в знак своей верности и преданности дарит ему большую обезьяну…

Лишь с большой натяжкой все эти фильмы можно назвать антирелигиозными. Они обрушиваются, собственно, не на религию, а на тех священников, кто мистифицирует людей, на обманщиков и новоявленных буржуа, пользующихся поддержкой властей (не случайно сенегальская цензура вырезала в «Нжангаане» финальную сцену, в которой комиссар полиции освобождает марабута от наказания). Но и эта ограниченная критика родила в африканском кино целое тематическое направление, равное которому трудно найти в кинематографиях других континентов.

Итак, морализаторское направление африканского кино – плодовитое, охватывающее широкий круг тем,- ограничено в остроте критики общественных пороков. Оно не предлагает их глубокого анализа, который сумел бы вскрыть социальные и политические причины явлений. Это сделали авторы фильмов, составивших политическое направление в африканском кино.