Молодое африканское кино

Нарциссическая, как ее определил французский киновед Ги Эннебель, фаза в основном пройдена африканским кино, которое, исследуя проблему взаимодействия традиционной и современной культуры, миновало этнические мифы, начало искать определение судеб людей в современности, в реальной действительности, искать материал искусства в динамическом процессе преобразований Черного континента. Оно перешло к третьей (по Фа-нону) фазе: строительства новой африканской культуры. Для этого африканским кинематографистам вполне хватило и таланта, и воли к самовыражению. Они поняли: ничто так не способствует утверждению самобытности молодых стран Африки и их культур, как гармоническое сотрудничество со всем остальным миром, развитие контактов, обмен, способствующие атмосфере творчества и помогающие вслед за политической эмансипацией осуществить эмансипацию культурную. Молодое африканское кино целеустремленно и настойчиво стало выражать желание передовых слоев интеллигенции синтезировать и лучшие демократические стороны своего прошлого, и то прогрессивное, что рождается в африканской революции, и лучшие ценности мировой культуры. Соединять и древние, от общины идущие черты психологии, и новые современные формы коллективизма.

Социально-политическое, то есть наиболее прогрессивное и передовое направление в африканском кино, противопоставляет не африканскую и европейскую культуры, а культуру африканских масс -буржуазной культуре Запада и ее носителям в Африке. Позиция передовых деятелей культуры Африки неоднозначна, но последовательна: они равно обрушиваются и на отживающие традиции прошлого, и на дурно понятый «европеизм», равно приветствуют и те традиции, которые необходимо сохранить, и то полезное, что несет с собой западная цивилизация. Они призывают отличать прогрессивные традиции от отживших, а, с другой стороны, не замыкаться в чисто африканских рамках, пользоваться всей суммой традиций, выработанных человечеством. Главное – это идти вперед. При этом, если иметь в виду само африканское кино, то, ассимилировав европейский и американский художественный опыт, оно не лишило себя ни самобытности, ни оригинальности, став орудием самоопределения народов континента.