Мелодия тромбона

А я лучше дослушаю мелодию тромбона, которым так удачно заменил композитор запланированную трубу, и на прощанье – от имени тех зрителей, кто считает фильм «Гараж» и злым и добрым, и смешным и грустным,- скажу воспетому мной инструменту: «Спасибо, многоликий вы наш!»

Кто еще недоумевает, зачем я так долго рассказывал про «Гараж», если постановщик сам признался, что «не дал развернуться дарованию» композитора, тот может перечитать эпиграф к этой главке.

А тем временем включите, пожалуйста, свет в зале: сеанс окончен.

«Казалось, это все про нас»

Здесь и сейчас

«Я работаю в основном над фильмами, где действие происходит в середине XX века в нашей стране»,- говорит Петров в своей книге и перечисляет немногие исключения из этого правила. В работе с Данелия и Рязановым исключениями оказываются лишь три фильма («Совсем пропащий», «О бедном гусаре замолвите слово» и «Жестокий романс»), в остальных десяти сюжеты разворачиваются в том времени и месте, которые мы определяем словом «наши». Время действия самых ранних фильмов («Путь к причалу» и «Я шагаю по Москве») – начало 1960-х годов, самых поздних («Осенний марафон» и «Вокзал для двоих») – рубеж 1970-80-х, иначе говоря, сейчас. Место действия – здесь, и, уточним, всегда в городе.

Следовательно, на экране: машины, трамваи, троллейбусы, универмаги, столовые, отделения милиции, картинные галереи, поликлиники, парки культуры и отдыха, военкоматы…

(Между прочим, композитор Андрей Петров очень любит скрипки, но об этом позже…)

…скамьи в вокзальных залах ожидания, в университетских аудиториях, в народных судах, стеклянные барьеры в сберкассах, автоматические двери в электричках, очереди у лотков и киосков, авоськи в руках у женщин…