Мелодии киномузыки Петрова

Мелодии киномузыки Петрова и впрямь являются для нас «знакомыми незнакомцами»: нам незнаком заранее конкретный облик каждой из них, но в новой выразительности привычных слуху интонаций мы узнаем что-то имеющее непосредственное касательство к нам, к нашему общему бытию и ощущаем, что музыка эта с нами связана, если воспользоваться строками Окуджавы,

О чем же шла речь…

В этих заметках уже приводилось столько простых истин, что привыкший к ним читатель, надеюсь, терпеливо выслушает три итоговые.

«Хочешь, я тебе что-нибудь хорошее сыграю?» – спрашивает музыкант в «Гараже».

Скажите, не должна ли музыка время от времени отвлекаться от различных высоких и всеобъемлющих задач и просто-напросто играть нам «что-нибудь хорошее» – да простят меня коллеги за избитое выражение – для души?

Если да, то, во-первых, я хотел сказать, что киномузыка Петрова это делает, и делает с таким умением, вкусом и тактом, какие вовсе не часто встретишь в современной музыке, преследующей аналогичные цели.

Как бы ни относиться к киномузыке Петрова, нельзя, по-моему, отрицать, что она излучает особое тепло доверительной общительности – то самое тепло людских контактов, о котором говорили (разумеется, находясь на разных «этажах» поэзии) и О. Мандельштам в стихотворении, процитированном в эпиграфе, и Б. Окуджава в «Песенке о полночном троллейбусе», и Е. Евтушенко в тексте, на который Петров написал песню «Нас в набитых трамваях болтает».