Крупнейшая индивидуальность африканского кино

Неореалистические ленты пятидесятых годов напоминают и произведения нигерца Умару Ганда «Кабаскабо», «Ваззу-многоженец», «Шайтан», волнующие своей правдивостью. Они отличаются точной, лаконичной манерой изложения материала, простотой художественных и технических средств, сдержанной строгостью кинематографического языка. Кажущаяся простота фильмов, их трогательность и лиризм не оставляют равнодушными зрителей. В совершенно другой, но в такой же степени народной творческой манере, работает соотечественник Ганды Алассан Мустафа. Его воображение полно свежести и новизны. Это поэт экрана, чья творческая выдумка, фантазия, изобретательность позволили ему занять одно из первых мест в африканском кино.

Сенегалец Джибрил Диоп пленяет юмором. Африканское общество и его пороки он показывает через призму вежливого комизма и едкой иронии. Юмор – специфическая черта картин Дезире Экаре из Берега Слоновой Кости. Его фильмы пронизывает осознание острых проблем, стоящих перед африканскими народами. Но то, о чем другие режиссеры говорят с гневом, Дезире Экаре говорит с юмором. Его ленты не менее серьезны, порой даже едки, но их стиль всегда легкий, ироничный. За шутливой оболочкой проступает отчаяние, за иронией – гнев, за насмешливостью – трагедия.

Западноевропейская школа, если не иметь в виду технические навыки, почти не проявляется в работах сенегальца Махамы Траоре, работающего в творческой манере народного кино, свойственной другим ведущим мастерам континента. В его фильмах нет неожиданных драматических поворотов. Он пользуется камерой, как скальпелем, чтобы вскрыть проблемы и противоречия общественной жизни.