Круговерть выяснения отношений

Вдруг пошла танцевать (признаюсь, не ожидал!) секретарь правления – весьма сомнительной пластичности дама! Напялила какую-то немыслимую шляпу и поплыла этаким отнюдь не умирающим лебедем на фоне сияющих льдов Антарктики от одного пингвина к другому. И тут мелодия танго (та же самая!) такой ресторанной улыбочкой осклабилась, что просто обидно мне стало за благородный тромбон…

Но появился на экране Якубов (седина, морщины, глаза умные, пронзительные), и слышу: в голосе тромбона знакомая мудрая усталость поет…

«Сколько же лиц у этой мелодии? – думаю.- И почему она здесь одна на всех, таких разных?»

Но смолкла музыка, и опять – круговерть выяснения отношений. Где-то, конечно, смешно, но кое-где и… Судите, впрочем, сами: например, подбегает тромбонист к Малаевой и говорит: «Сейчас я вас тромбоном ударю».

Не знаю, как бы вы отреагировали, а я возмутился. Как же это можно: женщину – тромбоном?!

Видимо, сценаристы – абсолютно несведущие в музыке люди.

Да ведь у тромбона кулиса выпадет, честное музыковедческое слово, от одной только мысли о подобной низости!

А когда научные сотрудники, порядочные и непорядочные, пошли стенка на стенку (это я не для метафоры – на экране так!), то тромбон – уже за кадром – снова заиграл танго, а над ним скрипки что-то свое запели.

«Вот тебе и контрапункт,- думаю.- Выходит, скрипки – про порядочных, а тромбон, значит, про непорядочных? А где же пафос надежности?!»