Костюм для персонажа

При сочинении киномузыки этот гнет усиливается: требование узнаваемости заставляет представить бытовой жанр в наиболее типичном его варианте, то есть не затушевать, а, напротив, обнажить присущую жанру банальность. Грубо говоря, композитору приходится писать музыку до него написанную; потому так распространены в киномузыке различного рода стилизации. Иногда они оказываются явно излишней тратой творческой энергии: проще было бы включить в фонограмму уже имеющуюся в бытовом репертуаре музыку, что, кстати, часто и делается.

Однако и костюм для персонажа можно было бы не шить, а купить в магазине готовой одежды. Тем не менее он шьется в костюмерной студии под присмотром художника и режиссера, и в одном случае шьется так, чтобы выглядел мешковато, а в другом – чтобы сидел на актере как влитый. Костюм подгоняют при этом не столько под фигуру актера, сколько под фигуру персонажа – под образ. Костюм должен быть безусловно знаком зрителю, но должен одновременно сообщать и нечто об индивидуальности героя, а порой и об отношении к нему авторов. И здесь бытовое мастерство модельера-портного становится искусством художника по костюмам.

Как правило, героя фильма играет актер, чье лицо хорошо зна-комо зрителю. Обычно знакомо зрителю и киноамплуа актера. Но в каждом фильме актер имярек играет не вообще человека волевого или рохлю, волокиту или неудачника, прохиндея или правдолюбца, а всякий раз еще и человека конкретного, имеющего и определенное имя, и индивидуальный (если, конечно, об этом достаточно позаботились авторы сценария) характер. В создании индивидуально-неповторимого образа героя существенно, как известно, не только актерское мастерство, но и грим. Зритель видит знакомое лицо под новым гримом, и грим этот сообщает зрителю важную художественную информацию. Бытовое парикмахерское и косметическое ремесло становится искусством художника-гримера.