Комизм в примере из музыки Петрова

Комизм в примере из музыки Петрова к фильму «О бедном гусаре…» совершенно иного рода. Сибекар порождает, конечно, гротескный тритон на сильной доле, что противоречит традиционной консонантности марша, но противоречит не резко: тритон тут же благополучно разрешается. Он вовсе не отчужден от остальных пластов звучания, и достаточно услышать, с какой солидностью верхний голос сопровождения вторит (целыми длительностями!) взлетающей над ним «ухмыляющейся фанфаре», чтобы убедиться: музыка Петрова здесь смеется сама над собой, в данном случае над собственной импозантностью.

Способность смеяться над собой (замеченное в человеке, это качество может служить признаком ума или во всяком случае артистизма) киномузыка Петрова обнаруживает почти везде, где она смеется. Точнее было бы сказать, что вообще она не столько смеется, сколько посмеивается.

Это характерное посмеивание хорошо слышно во вступлении к песне «Большая дорога» из Tqro же фильма:

Дело не только в том, что на традиционное для старинной бытовой музыки смешение серенады и вальса здесь наложен легкий грим ритма – скерцозные и слегка «осовременивающие» звучание синкопы аккомпанемента, но и в соотношении двутактовых фраз вокальной партии, где озорной скачок на септиму в т. 7 «рифмуется» с задумчивой остановкой на приме в т. 3, а прямолинейно нисходящий ход в тт. 8-9 – с лирическим опеванием в тт. 4-5.