Кинематографисты первыми из деятелей искусства Африки

Кинематографисты первыми из деятелей искусства Африки официально признали все языки континента (на Втором конгрессе ФЕПАСИ в январе 1975 г.) и намного опередили литературу, снимая фильмы на волоф и диола (в Сенегале), бамбара (в Мали), джерма, сонгаи и хауса (в Нигере), фон (в Бенине), суахили (в Кении), амхарском (в Эфиопии), мальгашском (на Мадагаскаре) и т. д. В 1967 году Жорж Садуль заканчивал статью «Самые молодые в мире» словами: «Перспективы развития коммерческого кино, говорящего на африканских языках, кажутся если не утопическими, то достаточно далекими». Сегодня африканоязычие уже завоевало твердые позиции в кинематографе, помогая ему вступить на путь коренных интересов народов континента и прокладывая в этом смысле путь другим искусствам, в частности литературе.

Кино, воспроизводящее или обновляющее устную традицию, необходимый этап становления африканского киноискусства, способствующий, используя название книги Б. Дэвидсона, «новому открытию древней Африки». Но оно не могло остаться в нем единственным видом. Постоянные экскурсы в сферу живописного, колоритного, в сферу фольклора могли в конце концов привести к уходу от действительности, к вырождению в туристское кино, в способ любования легендами и мифами. Кроме того, возвращение к истокам имеет свойство принимать формы узкого   национализма,   ведущего, в конечном счете, к «фольклоризации» культуры, против которой решительно поднимается передовая африканская интеллигенция.

Африканское кино активно борется с этой опасностью. Туристские поделки или националистические ленты, оживляющие без разбора усопшие традиции,- все же редкость в нем. Очень скоро оно перешло к следующему этапу, в котором национальное своеобразие стало определяться прежде всего содержанием фильмов, образами действующих лиц, их психологическим складом и мировоззрением, их устремлениями и надеждами.