Художественный образ чужого языка

Это и заставляет говорить в связи с романсами Петрова не о стилизации, но о другом типе художнической работы со старыми моделями – о том, который М. М. Бахтин на литературном материале именовал вариацией.

Считая, что стилизация «есть художественный образ чужого языка», Бахтин подчеркивал: «Стилизация как таковая должна быть выдержана до конца. Если же современный языковый материал (слово, форма, оборот и т. п.) проник в стилизацию,- это ее недостаток, ошибка: анахронизм, модернизм.

Но такая невыдержанность может стать нарочитой и организованной: стилизующее языковое сознание может не только освещать стилизуемый язык, но и само получить слово и вносить свой тематический и языковый материал в стилизуемый язык. В этом случае перед нами уже не стилизация, а вариация…

Вариация свободно вносит чужеязыковой материал в современные темы, сочетает стилизуемый мир с миром современного сознания, ставит стилизуемый язык, испытуя его, в новые и невозможные для него самого ситуации».

Последнее, как можно было убедиться, и происходит в «Романсе о романсе», который следует считать не стилизацией, а современной вариацией старинного бытового жанра.

Удачные вариации жанров, отживших свой век, ведут иногда к их возрождению. В музыке XX века тому много примеров: вспомним хотя бы о судьбе жанра concerto grosso. Но возрождение бытового жанра встречается крайне редко, ибо связано со специфической трудностью.