Гипотетическая африканская культура

Нет ничего реакционное попыток разделить культуры, представить их изолированными, враждебными друг другу. Отброшенный Западом, интеллектуал в отчаянии пытается, по выражению Фанона, «жадно глотать явно негативные стороны своей культуры»; «раненный Западом, с которым он хотел бы ассимилироваться, интеллигент обращается к гипотетической африканской культуре, которая на самом деле оказывается давно окаменевшим фольклором…». Такой «окаменевший фольклор» и призывают воспевать на экране последователи негритюда. «Торговцев негритюдом», обманывающих людей и извращающих негритянские ценности, остроумно высмеивает мавританец Мед Хондо в фильме «О, солнце» (1971). Доктрина «черной культуры», «негритянской души», «черной расы», а в сущности, «черного национализма»- оборотная сторона белого национализма. Бесконечные призывы, которые можно услышать и с экрана, оставить Европу в покое, не подражать ей, а построить новое общество и создать новый гуманизм, на практике означает идеализацию патриархальщины, возврат к племенным диалектам, ритуалам, мифологии и отжившим обычаям. Негритюд, в эпоху антиколониальной борьбы сыгравший свою роль в пробуждении национального самосознания, сегодня стал тормозом на пути к прогрессу африканских народов.

В короткометражке Тидиана Ава «Реальность-68» (1969) показывается существовавший испокон веков у одного из сенегальских племен обряд лечения душевной болезни с помощью демонов и духов. Под маской этнографической ленты о народных терапевтических средствах показывается бессмысленный ритуал с песнями и танцами. Характерно, что его исполняет семья интеллигентов – в доме много книг, репродукции произведений живописи. В фильме не только нет критического отношения к верованиям предков, но даже утверждается, что мир духов является для африканцев реальностью, и в этом мире режиссер ищет национальные корни и традиции.