Другие песни

Подозреваю, что в своей компании переводчик Бузыкин слушает совсем другие песни, а может быть, и сам поет с удовольствием под гитару известную песню известных авторов-исполнителей:

Вы спросите, откуда я все это взял? Отвечу: услышал в музыке.

В том-то и «изюминка» музыки «Осеннего марафона», что в ней слышно: очень любит А. П. Бузыкин и сладкий клавесин, и Вивальди, и Баха, конечно; вот только он явно путает (вслушайтесь в пример 2 на с. 51) Вивальди с Бахом, клавесин с гитарой, а все это вместе с Фрэнсисом Леем, Джо Дассеном, Микаэлом Тари-веодиевым, Раймондом Паулсом и Андреем Петровым!

Критики, писавшие об «Осеннем марафоне», указывали на значимость профессии героя (не поэт, а переводчик), справедливо подчеркивали, что герой живет отраженными в нем чужими мыслями, чужими чувствами, чужими идеями.

«Вы, Андрей Павлович, извините, зеркало!» – восклицал Демин, обращаясь к герою данелиевского фильма Бузыкину, оказавшемуся (видимо, по той самой иронии судьбы, на которую так любит ссылаться  Рязанов)  полным тезкой композитора.

Жаль лишь, что, кажется, никто не отметил ту необычайную точность, с какой в зеркале музыки Петрова отразилось современное интеллигентное сознание (кто-то меня поправит – «квазиинтеллигентное», и я не стану возражать) примерно того же типа, что и в приводившихся стихах Самойлова.