Былые времена

Да, так сказал бы я в былые времена, а сейчас могу лишь сообщить, что в «Гараже» тромбон играет две мелодии: четыре раза повторяет танго и один раз играет блюз.

Танго, как вы знаете, танец медленный, но в классических образцах с долей нервозности: пластика его заострена, в ритмике – перчинка синкопы. Играя танго, инструменты обычно взвинчиваются: труба утончает свой тембр до хрупкости, гитара до крайности раздражает свои струны, скрипка исходит в истоме, а тромбон…

И опять другие слова нужны, ну, скажем, такие: «О! Тромбон и в танго не допустит ничего чрезмерного: в тягучую ленту расплавит он прерывистую мелодию, своим басом, как мягким карандашом, обведет ее изломанные контуры, истерические взрыды заменит глубокими вздохами! Он оставит мелодии танго ее печаль и томность, но сам не потеряет солидности! Он разделит с мелодией ее чувственность, но добавит к ней пафос надежности!»

А кто не верит – может послушать, как играет тромбон танго Петрова:

Однако если уж говорить правду до конца, то следует признать: тромбон чуть-чуть грузноват для танцев. В танго он словно с опаской оглядывается на подстегивающую ритм синкопу – как бы не опоздать, и это, видимо, его утомляет. И танго получается слегка

сМешное: как будто из-за страстно-жалобной мелодии время от времени выглядывает другое ее лицо – утомленно-унылое.

Ну, а блюз… Впрочем, думаю, и в минувшие времена не было сЛов, способных передать, что значит блюз для тромбона.

Напрягите сами воображение и подумайте, что делает тромбон когда, усталый, приходит он в свой пустой дом (тромбон ведь одинок) и, скинув мундир (если он служит в военном оркестре) или фрак (если в симфоническом), сорвав с шеи бабочку (если в джазе), выходит на балкон под звездное небо.