Атмосфера провинции

Так, конечно, и у Островского. Только в фильме после гибели Ларисы плясать будут цыгане под мелодию песни Паратова, о чем критики, обвинявшие Рязанова в идеализации блестящего барина, ни слова не сказали.

Так что и цыганскому разгулу музыки не очень верьте хотя куда как привлекателен!

Кому же верить, спросите вы меня?

Маршу верьте, вальсу верьте – в нем не только атмосфера провинции, но и примечательные портреты Кнурова и Карандыше „а, а точнее – играющих их А. Петренко и А. Мягкова, но об этом в другом месте.

А главное – верьте вместе со мной двум гитарам, что сопровождают все романсы в фильме, и верьте всем четырем романсам – и словам их (хотя они из весьма далеких друг от друга источников), и музыке, потому что в них – родной язык фильма.

Я бы сказал, что и сам фильм – романс, но против этого решительно возражает Г. Р. Масловский: «Вынесенное в название слово «романс» определяет не жанр фильма: двухсерийный романс – неосуществимый парадокс, да и композиционные принципы несопоставимы».

Я бы мог, опираясь на интереснейшую работу литературоведа М. С. Петровского «„Езда в остров любви", или Что есть русский романс», напомнить, что… .