Апология тромбона

Как музыковед могу сказать: фильм говорит языком романса, и музыка Петрова превосходно обучает грамматике этого языка

(притом в нынешнем его варианте) внимательного зрителя и слу, шателя.

«Так напоследок я скажу».

А напоследок в этой главе покажу, то есть расскажу вам про фильм, в котором Рязанов, по его собственному чистосердечному признанию, «не дал развернуться дарованию Андрея Павловича Петрова».

Апология тромбона, или как я смотрел «Гараж»

Как уже сообщалось, в сценарии «Гаража» фигурировал трубач, а композитор предложил заменить его тромбонистом, объяснив, что трубачей в кино было очень много и к тому же с тромбонистом комедия выйдет смешнее.

Не спорю: человек, играющий на трубе, и впрямь выглядит эстетичнее, а пожалуй что, и патетичнее тромбониста, елозящего кулисой взад-вперед. Правда, в профиль тромбонист трубачу не уступит: движения правой руки его, выкидывающей блестящую кулису, красивы и даже атлетичны (не зря ведь один французский дирижер смеялся над коллегами, демонстрирующими публике свое «мужество в поединке с тромбонами»).

Но сравните трубача и тромбониста анфас. У первого раструб как рупор, приложенный к устам для возвещения истины, а предплечья трубача крыльями парят в воздухе. На тромбониста же анфас лучше и не смотреть: левая рука судорожно прижата к плечу, с которого, пародируя разверстую пасть, свисает раструб, а правая без конца совершает беспокойные выпады от подбородка – точь-точь как у неумелого боксера.