Активное слуховое внимание

Приблизительно так (но, конечно, лишь очень приблизительно) обстоит дело и с музыкой в фильме. Сам Петров, например, утверждает: «Всю музыку в фильме и не нужно слышать, часто она на это и не рассчитана». Уточню: не рассчитана на активное слуховое внимание, адресована пассивному, подсознательному восприятию. Но это лишь часть музыки в фильме. Другая же часть рассчитана на включенность слуха, и рассчитана у Петрова очень тщательно: «Чтобы зритель обратил внимание на музыку, понял мелодию, чтобы она запечатлелась, она должна прозвучать в фильме раза четыре в полный голос (в разной интерпретации) и еще несколько раз – вполголоса, в четверть голоса, намеком».

Как видим, композитор озабочен внятностью того, что зрителю следует услышать. Дальнейшее уже зависит от нас, сидящих в зале. Глядя на экран, можно, конечно, вовсе не замечать музыки и тем не менее получать удовольствие от фильма. Но кино, как известно, искусство не просто зрительное, а звукозрительное, и, думается, тот, кто, смотря фильмы Данелия и Рязанова, внимательно вслушается в звучащую там музыку Петрова, поймет эти фильмы глубже и точнее. Скажу даже так: внимательный к этой музыке зритель увидит на экране больше, чем тот, кто только смотрит.

И суть здесь не в каких-нибудь небывалых способах включения музыки в киноленту или в особой технике сочинения киномузыки. Никакого переворота в отношениях музыкального искусства и кинематографа сотрудничество Петрова с Данелия и с Рязановым не произвело.