Африканская буржуазия

Еще более трудная судьба у фильма М. Траоре «Реу-Такх» («Суровый город») он был запрещен цензурой. В 1972 году цензура объяснила запрет картины политическими беспорядками, происходившими в стране. Когда через год была объявлена амнистия, цензура сочла фильм необъективным и антисенегальским.

Лицо буржуазии М. Траоре показывает в другой своей картине – «Гарга М’Боссер» («Кактус», 1974). В год засухи крестьянин отправился в город к депутату от их деревни за помощью и захватил с собой двух коз. Одна коза пала в дороге, другую приходится отдать депутату, который, вместо того чтобы помочь, интересуется, есть ли у него шансы быть избранным от этой деревни еще раз.

Африканская буржуазия боится острых социальных конфликтов в произведениях кино, боится фильмов, правдиво отражающих современную жизнь. Она предпочитает им сказки и легенды. Ей больше нравятся такие ленты, как «Куда ты идешь, Кумба?» габонцев Алена Ферари и Симона Оже или «Ян Дига» нигерца Сер-жа-Анри Моати, где проблема развития сводится к техническим и моральным рецептам, не зависящим от политической ситуации, а существование антагонистических классов затушевывается. Между тем вопрос развития – это прежде всего вопрос политический. Отсюда и свирепость цензуры.

Африка, переживающая период нового    осмысления    действительности, нуждается в кинематографе «пробуждения», фильмах, открывающих людям глаза, заставляющих их размышлять, во весь голос говорящих о тревогах, надеждах и путях борьбы за лучшую жизнь. Сегодня кинематография Черной Африки почти целиком прогрессивна. Ее мало коснулось и так называемое «кино самовыражения», и развлекательное, эскапистское (отвлекающее от действительности) кино. За редким исключением эта кинематография ориентирована на показ нового общества и нового человека в стадии становления, пробуждения его самосознания, духовной деколонизации. Подавляющее большинство африканских фильмов в той или иной степени обсуждают  систему,  пришедшую  на смену эре колониализма. Порой авторы вынуждены несколько затушевывать свою мысль, чтобы избежать репрессий, но намерение ниспровергнуть протестовать легко обнаруживается на том или ином уровне.