Африка переживающая период нового осмысления   

У передовых художников и у буржуазии разные точки зрения на роль кино в Африке. «Именно здесь, говорит Сембен Усман, ощущается огромная дистанция, разделяющая нас и наши правительства. Конечно, если мы будем делать только коммерческие фильмы, то этим мы сможем заниматься всегда, но если мы хотим создать подлинное кино, полезное для наших народов, то в этом случае мы должны вести настоящую борьбу за наше освобождение».

От социологического документа к искусству

Процесс рождения нового в искусстве нередко начинается с подражания существующим образцам. Оригинальная форма, собственный язык, эстетическое открытие – конечный виток спирали, начинающийся подчас с примитивного подражательства.

Привыкнув к иерархиям ценностей, сложившимся за восемьдесят лет истории кино, мы поневоле начинаем подходить к новым явлениям кинематографа с давно сформировавшимися критериями. В рецензиях на первые удачные черноафриканские фильмы стали звучать восторги, намного превосходящие их действительные эстетические достоинства. В откликах на картины, художественный уровень которых оставлял желать лучшего, чувствовался снисходительный – чтобы не сказать пренебрежительный – тон. Дело в обоих случаях не в фильмах, а в критике, штампы которой оказались непригодными при исследовании явления, точкой отсчета для оценки которого должна служить не продукция старых кинематографических держав, а африканская действительность, особенности африканского искусства и та роль, которую играет сегодня национальный кинематограф в культурной и общественной жизни африканских народов. Только в таком контексте, а не в сравнении с достижениями мирового киноискусства элементарная функция первых произведений африканского кино приобретает и важность, и значительность, и общественную остроту.